Дорога к станции «Славяновская», с которой мы уезжали в Кизел, была сырая и грязная. Без особой радости идя по лужам, я думал: «Зачем мне все это? Что я забыл в школе спелеологов?» Я люблю природу, но эта любовь живет только летом, когда тепло, сухо и приятно светит Солнце. А сейчас окружающий пейзаж был мрачным и нисколько меня не радовал. В электричке, раскидав вещи по полкам и скамейкам, мы провели долгих 4 часа. Но пользу от этого затворничества в вагоне я все же получил. Научился вязать некоторые узлы на веревках, спасибо Роме, которые радушно представляла Слава. С вокзала в Кизеле мы пошли на остановку, на которой сели в такси и доехали до больницы, где должны были ночевать. Еже на ходу у больницы было решено устроить стоянку у пещеры. Мы снова сели в такси и поехали до пещеры. До сих пор мучает вопрос: «Почему не обсудить место ночевки раньше?». У пещеры я оказался в половине шестого, а уже в шесть часов в пещеру пошла первая группа, пошли голодными. К моей радости скоро был приготовлен ужин «на голодный» желудок он показался очень вкусным. После ужина я решил отдохнуть, поспать. Но моим планам не дали осуществиться чьи-то довольно громкие разговоры и смех. Когда же вокруг стихло и наивно решил, что сейчас усну – вернулась первая группа, с радостными и звонкими голосами. Выйдя из палатки я с интересом рассмотрел их, рука не поднимается написать какие они были грязные и страшные. Через полчаса в пещеру пошла наша четвертая последняя группа. Группа была большая, из 9 человек. Вел группу Александр, я шел седьмым, замыкающим был Юра. Он постоянно развлекал хвост группы различными хитроумными мыслями и байками, к сожалению которые я не помню. Зато запомнилось следующее. Когда гид и путеводитель Александр останавливался у какой-нибудь развилки и решал куда идти, Юра повторял одну и ту же фразу: «Неужели, наконец-то мы заблудились?» По началу эта фраза смешила. У первого вертикального подъема я понял, почему неудобно ходить большими группами – создаются длинные пробки. Экскурсия по пещере проходила мирно и спокойно. Временами находили конфеты, как мне сказали, любезно оставленные Славой. Найдя первую конфету, я вспомнил сказку про мальчика который в лесу, что бы не заблудиться оставлял след из хлебных крошек. К несчастью для него птицы не знали об этом и съели его путеводные метки. Мы не стали опускаться до уровня птиц и практический все конфеты оставили там же, где и нашли. Ночной «перекус» решили устроить в каком-то «амфитеатре». Там же выяснилось, что никто не взял питьевой воды. Употребив сухпаек мы двинулись в сторону «трамвая». Немного спустя нам проводник предложил пройтись по Малому кругу. Я был обоими руками «за». «Раз пришли в пещеру, так надо по максимуму пройти ее.» - я так думал. Но у других я большого энтузиазма не заметил, особенно у девушек. В ту ночь звезды были на моей стороне и мы пошли по Малому кругу. По пути, зашли в грот, не помню его названия, украшенный различными изделиями из глины. Больше всего в этом гроте мне запомнилась одна очень полезная в хозяйстве вещь – унитаз. Затем нас привели к Хозяину пещеры – полуглиняному, полукаменному, бородатому мужику. Рядом с ним стояло несколько горевших свечек. Инструктора начали искать тетрадь около Хозяина, не найдя ее решили, что кто-то использовал ее по какой-то нужде. Не найдя тетради расстраиваться не стали, начали фотографироваться с Хозяином. Дальше-больше, на последок одели Хозяину на голову каску с фонарем, а в рот вставили сигарету. Получилось довольно смешно. Уходя, поставили свечку. Уже в Перми, в автобусе, едя домой, мне сказали, что у Хозяина есть своя воля. Если он не захочет, чтобы свеча загорелась - ее не зажечь. У нас свеча сразу же зажглась. Следующим и последним ярко запомнившимся местом в пещере был Балкон. Возле Баллона есть место, где со стен капает вода. Во всей пещере множество таких мест, но это отличается от других тем, что кто-то под эти самые капли воды поставил трехлитровую банку, в которой собирается вода. Как я писал выше, мы не взяли с собой питьевой воды, поэтому были желающие утолить жажду. Мне не хотелось пить, к тому же вид у банки не самый приятный. За время простоявшее в пещере стенки банки покрылись белым осадком, как было сказано – кальцием и известью, содержащейся в воде. Но любопытство взяло верх – очень хотелось попробовать пещерной воды. Вода оказалась холодной (в пещере температура плюс четыре), на вкус показалась как родниковая. Утолив жажду, мы пошли дальше за нашим гидом. Через некоторое время оказалось, что мы пришли в тупик – пришлось возвращаться к Балкону. У Балкона Александр показал другую «нору», мы смело пошли за ним. К счастью этот лаз тоже оказался тупиком, и нам снова пришлось возвращаться к Балкону. Спустя время, были обследованы все направления ведущие от Балкона. Нашелся один шкурник который не был тупиком и вел непосредственно на сам Балкон. Неприятным моментом оказалось то, что в этом шкурнике была лужа и чтобы проползти по нему, нужно было окунуться в лужу – не самое приятное ощущение. Из шкурника я вылез сырой и мокрый. На Балконе наш экскурсовод указал направление и пошел вперед. Доверившись ему, мы полезли за ним. Через несколько минут я услышал недовольные возгласы в начале группы. Оказалось, что впереди опять (или снова) был тупик и пришлось ползти обратно. Радовало меня лишь одно обстоятельство – я шел практически в конце группы и я проделал меньший путь, чем те которые шли передо мной. Вернувшись на Балкон, Александр указал на шкурник, но доверие к нему иссякло, и за ним никто не полез. Мы остались ждать результатов его исследований. Через пару минут мы услышали как Александр ногами вперед (залазил он головой вперед) двигается к нам. К этому времени я начал понемногу волноваться: «Найдется ли вообще, выход из пещеры?» К тому же пролазя через шкурник с лужей на Балкон я промок и постепенно начал застывать. В дополнение ко всему этому появилось чувство голода. В итоге, я чувствовал себя не очень приятно. Тем временем Александр вылазил из шкурника, этот процесс продолжался довольно долго. Кто-то вспомнил историю про Сусанина и поляков. Было решено, если наш гид еще раз укажет неверное направление, назвать какой-нибудь шкурник его именем… посмертно. Шутка немного развеяла мое довольно мрачное настроение. Я не знаю сколько на самом деле прошло времени, после того как мы впервые подошли к Балкону, временами мне казалось, что инструктора специально делают вид, что мы заблудились – проверяют как мы себя поведем. В предыдущих трех группах было по 1 инструктору, а у нас целых три. Трое инструкторов не могли найти выход из пещеры, эта ситуация казалась немного странной. Тем не менее мы продолжали двигаться. С Балкона мы поднялись в выше расположенный грот, затем еще выше, а потом начался шкурник. Дальнейшие действия я опишу довольно подробно. Они получились эмоциональными и видимо надолго врезались с память. Так получилось, что в шкурник сначала пролез Александр, следом за ним все девушки, за ними Игорь, я и еще два инструктора. Хотя изначально порядок следования в пещере был другой. Пролазя по шкурнику, я оказался в маленьком гроте, где меня ждал Игорь. Девушки успели уползти в следующий шкурник. Я дал команду «свободно» и стал ждать остальных. Собравшись вчетвером в этом совсем небольшом гроте, мы стали ждать когда освободиться следующий шкурник. Пока мы ждали, Игорь на полу в гроте нашел сломанную пуговицу и вылепленное из глины лицо. Мне на душе стало приятно. Значит здесь проходили, значит это не очередной тупик. Я так думал. Пещера это как другой мир. В пещере чувствуешь себя как-то по другому, не как на поверхности. Здесь радуешься любым мелочам, включая улыбающуюся рожицу из глины. Не знаю как у других, у меня под землей наступает чувство какой-то первобытности. Появляется желание проверить себя, посмотреть на что я способен. Некоторые места я проходил легко, другие похуже. Да, порой было неприятно лезть в грязь, протискиваться в шкурнике в неудобных положениях, лезть вверх, держась за скользкие камни. Но преодолев такие места я получал порцию радости – я смог. Подземный мир – это не только прохождение сложных мест, это еще красивые большие гроты. Находясь на поверхности, можно даже не догадываться, что под ногами находится пещера, которая своими размерами и причудливыми формами может вызвать восторг. Вернемся в наш маленький гротик. Здесь произошло, то что меня очень удивило, можно сказать поразило. С девушками из группы я не был раньше знаком. У меня сложилось о них хорошее мнение, но такого я от них не ожидал. Они, находясь в шкурнике впереди нас начали материться. Сначала одна, потом другая, затем третья. Продолжалось это более пяти минут. Вначале я испугался, что впереди тупик и придется, уже не знаю в какой раз, возвращаться, но из шкурника никто не вылазил и вскоре я полез в него. В этом шкурнике я понял, что вызвало нецензурную речь у девушек. Перед выходом из шкурника находятся два выточенных из камня блока, когда-то соединенных цепью. Сейчас цепь была разорвана и просто болталась. Расстояние между блоками очень маленькое, я даже подумал, что не смогу между ними пролезть. Но весь ужас этого места заключался в том, что перед проходом между блоками находилась лужа. Проходя шкурник нужно было обязательно окунуться в лужу, а затем изворачиваясь как червь протиснутся между блоками. Проделав этот путь, я услышал чей-то голос, а проползя еще немного я увидел хозяйку глосса – Славу. Я был счастлив увидев ее. Сбылась моя мечта последнего часа – выйти из пещеры. Я был уставшим, измотанным, голодным, холодным, но я был счастливым человеком. Я ответил на вопрос заданный себе в начале поездки: «Зачем мне нужна спелеология?» Кто–то из мудрых и великих сказал: «Не познав трудностей, не почувствуешь счастья». А если к трудностям преодоления пещер добавить красоту пещер, то получается очень хороший повод заняться спелеологией.

Соснин Денис