Когда начинаешь заниматься каким-либо делом, вряд ли ты задумываешься о дальнейших последствиях… Говорят, спелеотуризм для сильных, выносливых, ловких людей, имеющих хорошую физическую форму, которые обладают навыками скалолазания, способностью длительное время находится в замкнутом пространстве под землей, на большой глубине. Примеряя эти слова к себе, поневоле задумываешься… «такой костюмчик не по мне». Мы всегда стремимся быть счастливыми, любимыми, нужными этому миру. И расстраиваемся, когда реальность не совпадает с нашими фантазиями, идеями, возможностями… Поэтому человек вынужден носить маску, которая скрывает реальные чувства, эмоции, взгляды на жизнь, идеи… И только сильный человек откидывает эту маску и смело идет вперед, несмотря ни на что. К такому типу людей можно отнести людей, занимающихся экстремальными видами спорта, в нашем случае спелеотуризмом.

Сейчас с легкой усталостью разбирая рюкзак, вспоминаешь, как ты с трудом впервые в своей жизни упаковывал его два дня назад…

… Все вещи были приготовлены еще вчера вечером. Сейчас осталось их только сложить в рюкзак. Говорят: «Нуждающийся в советах, в советах не нуждается». Но когда сам впервые упаковываешь, походный рюкзак (на 70 л) понимаешь, что каждый совет опытного лучше внимательно выслушать и применить на практике. Расположив пенку по диаметру рюкзака, с немаленьким усилием дальше в него на дно запихиваешь спальник. В это время в голову прокрадываются мысли: «А как все же выглядит спальник?... Может его раскрыть и посмотреть?...». Но вспомнив слова Ксении Александровны (которая одолжила этот самый спальник), что она еле упаковала его в чехол, продолжаешь утрамбовывать его без всякого сожаления и любопытства. Дальше в рюкзак помещаются теплые вещи, которые предполагается надеть под спец.костюм, предназначенный «для выхода» в пещеру. И только стоит подумать о пещере, как вспоминаются детские мультики про гномов, страшных чудищ, ну, и конечно фильм «Спуск». Тут же начинаешь себя успокаиваешь, что это только выдумки, сказки, больные фантазии и бояться не стоит. С этой мыслью, успокоив себя, продолжаешь упаковывать рюкзак. Дальше в него утрамбовываются тарелка с кружкой и ножом, и естественно еда.

x_e639586b.jpg
x_7c8e562a.jpg

По мере заполнения рюкзака, возрастает чувство беспокойства, волнения (блин, чувствуешь себя, как будто ты собираешься на экзамен, который боишься провалить). Но волнуюсь не я одна… Широко раскрыв глаза с тревожным удивлением на меня смотрит Макс. Наверно в его голове промелькнула мысль: «Раньше она брала с собой в дорогу дорожную сумку, а теперь не понятно что, и не понятно чем это что все заполняет. Неужели опять в дорогу?!...». Что бы справиться со своим волнением и волнением кота приходиться периодически его поглаживать. Давая понять, что для волнения нет повода.

«И как только товарищи туристы упаковывают столько много вещей в такой рюкзак?! У меня ничего не получается…Что делать? Не уже ли придется с собой брать дорожную сумку?! Кошмар!...» Посмотрев на часы, решаюсь позвонить главному, т.е. Сергею (наш главный инструктор и директор школы спелеологов). Ответивший, голос явно был сонный. Но зная, что времени уже много, а сбор в 9.00, задаю свой тревожный вопрос: что делать, если вещи не входят в рюкзак? Сонный голос спокойно ответил, что все нормально и беспокоиться не о чем, в школе помогут. Якобы успокоившись, вызываю такси. Добравшись до места, оказалось, что главного инструктора еще нет. («Значит, проспал», - мелькнуло у меня в голове. Но такая мысль не меня одну посетила. Некоторые участники нашего выезда эту мысль прокомментировали вслух). На улице было слегка морозно. В теплой куртке это не чувствовалось, а вот на руки пришлось надеть перчатки. Ожидание… всем знакомое чувство. Все участники и инструкторы друг друга подбадривали, шутили. Обстановка была дружелюбной. Наконец, когда пришел Сергей, мы радостные нырнули в подвальное отделение, где находилась та самая школа спелеологов. В комнате было тепло и душно. Сняв с себя верхнюю одежду, все принялись проверять содержимое своих рюкзаков. В отличие же от других мне предстояло научиться правильно складывать все вещи в рюкзак. Под пристальным вниманием доброжелательных инструкторов получилось очень даже неплохо (на мой взгляд). Но стоило только одеть этот рюкзак на себя… столько мыслей тебя сразу посещают… Не уже ли мне этот груз нести всю дорогу?... Спасибо мальчикам, что помогли встать с дивана, а то так бы и осталась там сидеть с этим рюкзаком… Проверив все необходимое снаряжение, мы начинаем свой путь… Первый этап дороги предстоял до станции «Мотовилиха». (Как окажется этот путь мы проделаем не раз). Я бы не сказала, что надо было далеко идти, но когда ты впервые идешь по незнакомой дороге неведомо куда, да еще с тяжелым рюкзаком, в голову начинают прокрадываться мысли: «Куда ты идешь? Зачем? Спала бы и спала себе дома…». Но тут же понимаешь, что рядом тебя окружают люди, которые также несут рюкзаки ни сколько не легче моего, а может наоборот, еще тяжелей, и при этом улыбаются и шутят… Глядя на эти (я бы сказала, счастливые) лица, забываешь что тебе тяжело и начинаешь поддерживать разговор с остальными и думать о другом… Итак, нас было 9 человек, из них 3 инструктора (Сергей, Денис и Алексей) и 6 школьников (Алексей, Олег, Антон, Аня, Марианна и соответственно я). В дороге до станции Мотовилиха нас сопровождал еще один инструктор (жизнерадостный) Миша). Ожидание электрички на станции затянулось… Все участники начинали потихоньку нервничать… Мимо нас проходили электрички, но, к сожалению, это были не наши… Сергей периодически просматривал какие-то документы (наверно, расписание электричек). Миша, для того чтобы разрядить обстановку и разогреться предлагал различные игры (в которые, почему то, играли только инструкторы школы). Наконец, не вытерпев холода и долгожданного ожидания нашей электрички инструкторы решили идти обратно в школу, т.к. предполагаемая электричка по времени уже давно должна была уйти, а до следующей еще долго. (С учетом того, что на днях я начала проявлять первые признаки простуды, для меня это решение было весьма благосклонным). Придя в школу, мы решили перекусить. Все слегка были огорчены случившимся, но горячий чай с бутерброд поднял боевое настроение не только мне. Допив чай и проверив еще раз содержимое рюкзаков, мы начали собираться в путь (надежда, что вторая попытка будет более удачной, читалась на лице у каждого участника группы). Перед выходом у дома (ул. Ким, 88) мы решили сфотографироваться, таким образом, запечатлев исторический факт, а во-вторых, создав оптимистичное настроение группы, таким образом, настроив ее только на удачу. На этот раз траектория была знакомой, а рюкзак, на удивление не столь тяжелым (наверно, мы адаптировались (притерлись) друг к другу с рюкзаком). Придя, на станцию, людей было больше, чем в первый раз. Очень хотелось верить, что люди ожидают ту же электричку, что и мы… а это уже шанс уехать (пусть даже с задержкой по времени). Электрички проходили мимо нас, а нужной все так и не было… Время приближалось к вечеру, на улице начинало темнеть и холодать. Не теряя надежды, мы решили двигать вперед, пусть даже в обратном направлении, т.е. в сторону Перми II (ж/д вокзала). Наша надежда не угасала. Мы верили, что на вокзале точно купим билеты на электричку и начнем свое долгожданное путешествие. На Перми II нас ждало еще одно огорчение: все электрички по нашему направлению были отменены, кроме последней, из-за ремонта железнодорожных путей. (Большое спасибо, администрации ж/д. вокзала за то, что хоть последнюю электричку оставили для нас. Иначе, пришлось бы возвращаться домой, с неоправданными надеждами, хотя бы раз в своей жизни увидеть и «прогуляться» по пещере). Устроившись на втором этаже вокзала, мы традиционно (для участников нашей школы) начали вязать узлы. (Нам надо было заняться чем угодно, лишь бы казалось, что время идет быстротечно). К сожалению, для меня (из-за простуды) время назло упрямо тянулось долго. Недаром один хороший человек сказал: «Не мы убиваем время, а оно нас…». С каждым часом мне становилось все хуже: голова становись «чугунной», появилась слабость в мышцах всего тела. На все происходящее вокруг меня я смотрела с опустошенным и отрешенным взглядом, а занудные мысли (словно мухи) так и крутились в голове: «Что я тут делаю? Сидела бы дома и лечилась… Время еще есть, можно смотаться домой... Да, и котяра наверно уже грустит без меня… как он без меня будет двое суток… я уже скучаю по нему …». Но, я сидела и не двигалась с места… (Не уже ли мне было стыдно перед всеми встать и уйти? Но, с другой стороны меня тоже можно понять. А может мне и не хотелось никуда уходить?... Сейчас это уже не важно… Хотелось лишь одного остаться со всеми, и добиться намеченной цели вместе, пусть даже в нездоровом самочувствии).

x_ee4e9356.jpg Дождавшись объявления отправления электрички по нашему направлению, мы собрали вещи и быстрым шагом побрели к электричке. Все слегка уставшие, изморенные долгожданным ожиданием, но в тоже время радостные ринулись вперед.

Моя болезнь давала о себе знать, рюкзак опять стал тяжелым, а ноги после теплого и душного помещения стали ватными…

Добравшись до места, я не стала закидывать рюкзак как все на полку (да, я бы и не смогла), а устроила его на сиденье рядом с собой, чтобы можно было на него наклониться. Меня клонило ко сну… о кровати и теплом одеяле можно было только мечтать… (В голове был просто бардак, столько разных мыслей меня еще никогда не посещало… За что такое испытание, или это наказание? За что и перед кем я так провинилась?...). Электропоезд двинулся с места. Наше непутевое путешествие продолжается… Только мысли в голове успокоились, и я начала засыпать, как услышала, что меня зовет тихий незнакомый голос. Так не хотелось верить, что это меня зовут; не хотелось открывать глаза и делать лишние движения… Преодолев себя и открыв глаза, как ни странно я услышала (на мой взгляд), глупый вопрос: «Аня, ты кушать будешь?». И ради этого вопроса мне пришлось проснуться… как хотелось всех послать… разве по моему состоянию не было видно, что мне явно не до еды… Все с аппетитом наворачивали бутерброды… от которых мне было ни жарко, ни холодно... Отказавшись от еды, я сделала новую попытку уснуть. В этот раз она давалась сложнее, т.к. меня совсем развезло, «голова раскалывалась на две части», нос совсем не дышал, а горло обдирало, словно теркой… Я сама себе завидовала, как мне везло в этот день… Такое изнуренное путешествие свалило с ног не меня одну… уснули все инструкторы и часть группы. Не спали только Аня и Антон. Они о чем-то разговаривали… Не вытерпев жжения в горле, я стала вспоминать народные средства, которые могли бы смягчить адскую боль в горле. Из тех запасов еды, что мы взяли в дорогу, на ум ни чего не приходило, если только сало. Но сало только в тушенке, а открывать ее ради меня никто бы не стал. (Значит, остается только майонез). Присоединившись к не спящим Ане и Антону, я навернула кусок хлеба, обильно намазанный майонезом. Вроде, немного полегчало, но это только на время… Со временем голос совсем осип и охрип, что бы я ни говорила, меня либо не понимали, либо не слышали… (от части даже было обидно). После электрички нам надо было бежать на автобус, на который мы, слава Богу, успели во время, и не надо было опять стоять на улице и ждать транспорт. Устроившись удобно в автобусе, больше не хотелось, куда-то идти и вообще двигаться. Вглядываясь в окна автобуса, не было видно ни зги. Изредка мимо нас проносились горящие огоньки машин, наверно, спешащих домой, в свое уютное гнездышко. На улице лежал снег. Его мы заметили еще, когда ехали в электричке. С одной стороны он был долгожданным, т.к. обыденная серость на городских улицах начинала надоедать, а с другой стороны ты понимаешь, что здесь на севере Пермского края, за пределами городских черт намного холоднее, а ветер, если ты стоишь на месте и не двигаешься, продувает до косточек. Как оказалось в процессе, путь предстоял еще не малый… Поэтому перед движением Денис раздал всем конфеты и курагу. Неплохая подзаправка перед марш-броском, (для всех) но не для меня, т.к. с моим горлом что-либо сладкое употреблять нельзя, но от восточного лакомства кураги я не отказалась. Надо же было, как то себя подбодрить… Включив налобные фонарики, мы двинулись вперед. (Вперед и только вперед – это, наверно, был наш главный девиз дня. В этот день мы только и делали, что все время шли…). Издали мы, наверно, напоминали светлячков, которым было все нипочем, даже в холодную осень. Стая дружных светлячков уверенным темпом продвигалась вперед по дороге… во главе стаи были три главных светлячка-инструктора. Их энтузиазму можно было только позавидовать. Почти всю дорогу нам пришлось идти в горку. В темноте, казалось, что это нескончаемая (бесконечная) гора никогда не закончится. Я старалась идти в ногу со всеми, но это делать становилось все сложнее. Увидев сзади на рюкзаке у Дениса веревку, скрученную, в узел (на тот момент разбирать, какой это был узел, не было ни времени, ни сил), я крепко схватилась за него. Первое время идти было легко, т.к. получалось, что мой груз частично нес и Денис. (Как только у инструкторов хватало терпения на мою наглость?). Но взятый темп для меня был не посилен. Держаться за веревку становилось все сложнее. Отпустившись от нее, я начала сбавлять темп. Но отстать от всех на большое расстояние я не имела право. Глядя всем в спины, хотелось просто психануть и все бросить… но тут же понимаешь, что дороги назад нет… Адаптировавшись к суровым условиям, ноги шли сами вперед. «Ничего не остается бесследно» – наверно, я должна сказать огромное спасибо своим качествам: упорству и упрямству, благодаря которым я настырно шла за другими. Расстояние между мной и группой стало понемногу сокращаться… и в итоге, я догнала и даже перегнала некоторых участников нашего «похода». Это еще были цветочки, как оказалось ягодки были впереди, когда мы свернули на проселочную дорогу. Ноги вязли в грязи, из-за глины было скользко и ноги сами разъезжались в стороны. При этом двигаться приходилось также в горку. Ничего не понимая и уже с трудом соображая, куда мы идем, я выбрала тактику идти за сверкающими маячками (это были ботинки инструктора Алексея, идущего впереди меня). Добравшись до места, мы очень быстро начали устанавливать палатки. Чтобы не стоять без дела и быть чем-то полезным я напросилась помочь устанавливать палатку (принцип сбора палатки был не сложный, но запоминать его времени не было). Одна палатка предназначалась для инструкторов, остальные две для нас (школьников). Но в итоге получилось, что спали мы только в двух палатках. (Вот уж не мечтала и не ожидала, что меня поместят в палатку к инструкторам. Интересно, это из жалости, потому что я болею?) Установив палатки, Сергей разогрел чай, а девочки приготовили бутерброды. Горячий чай для меня был лучшим лекарством на тот момент. Я каждой клеточкой своего тела чувствовала, как теплая вода начинает прогревать каждый элемент моего организма. Перекусив, мы легли спать. Для меня ночь в палатке это было что-то таким необычным, т.к. я никогда не спала в палатках в лесу, да еще в ноябре, и с инструкторами под боком. Уснуть (как и на любом новом месте) было нелегко. Снаружи, как и внутри палатки было тихо и от этого было слегка жутковато. Периодически просыпаясь, было слышно, как шел снег. Временами ветер порывами усиливался, а снег все также мягко и слегка бесшумно падал на палатку. Такая колыбель усыпит кого угодно. Под утро у меня замерзла правая нога, т.к. сполз теплый чулок (наверно, я даже во сне куда-то шла). Недолго думая, я сунула ноги под спальник Сергея. Ногам сразу стало теплее. Наконец прозвенел будильник, но вылезать из теплого спальника не хотелось никому. Через пару минут первым из инструкторов встал Денис, чтобы проконтролировать, как дежурные разжигают костер для приготовления завтрака. День предстоял быть таким же эмоционально насыщенным. Преодолев свою лень, я вышла из палатки. Казалось, что моя болезнь ни надолго покинула меня, оставалась только общая слабость в теле (и кашель). Все уже собрались около костра и начинали поедать свой долгожданный горячий завтрак. Такой вкусный завтрак, я еще никогда не ела, хотя на вид обычная рисовая каша с тушенкой. Такая подзарядка была необходима, т.к. нам предстояло еще много что сделать за этот день. Так хотелось продлить посиделки у костра, погреться, но нам надо было готовиться к «вылазке» в пещеру. Мы разделились на две группы. В первую группу входили: инструкторы Денис и Алексей, а также школьники Марианна, Олег и я. Во вторую группу соответственно, главный инструктор Сергей и школьники: Антон, Леша и Аня (у школьников второй группы, по сравнению с нашей, был небольшой опыт «по пещерам»). Нашей первой группе необходимо было очень быстро собраться, т.к. мы шли первыми. К сожалению, для меня, это как всегда, была проблема (ну, что поделаешь, если я копуша); тем более необходимо было проверить: то ли я одела, все ли я взяла… при этом, вспоминая одно, из головы вылетает другое… да, и не каждый же день ползаешь по пещерам… Приготовившись, мы пошли к нашей пещере (Российская), которая оказалась недалеко от нашего лагеря. На внешний вид она выглядела как обвалившаяся земляная воронка. Но внешний вид обманчив… Так же как и человек, любая пещера имеет свой характер, который можно узнать, только спустившись вниз, прокрасться в душу или даже в само ее сердце… Спускаясь потихоньку вниз меня начало пронизывать странное ощущение, стало не по себе. В голову просочилась мысль: «А вдруг у меня клаустрофобия? Что я буду делать?». Но потом уже понимаешь, что это не боязнь замкнутого места, а это боязнь чего-то нового неизведанного… потихоньку это чувство стало таять. Впереди меня шел Денис. Я старалась запоминать каждое его движение: куда он ставит ноги, упирается руками. Но все было бесполезно… он прыгал словно кузнечик, который интуитивно знает, как надо двигать… Явно он в этой пещере не первый раз. Пока я зрительно запоминала его движения, «его и следа уже нет». Я постоянно его окликала, чтобы он вернулся и помог, подсказал, как надо взбираться или спускаться в том или ином месте. Не так уж это просто ползать по пещерам! Мне постоянно приходилось преодолевать свой страх, который не только тормозил меня, но одновременно подстегивал и заставлял двигаться вперед. Я злилась на себя, потому что мне казалось, что я торможу всю группу. Вот уж наверно, посмеялись мальчики над моей неуклюжестью и неповоротливостью… Идущие сзади меня Олег и Марианна те же самые участки преодолевали в два раза быстрее. Единственно, что меня спасало на тот момент это мое упрямство (пусть это качество является отрицательным, но в моей жизни оно помогало мне не раз). В пещере я улыбалась лишь, когда видела счастливые лица Марианны и Олега, хоть кому то хорошо. Приятно видеть улыбающихся людей, даже если «у тебя на душе кошки скребут». Казалось, что пещера без дня. Мы все двигались вперед и чаще вниз, чем вверх. Пройдя несколько галерей и встретив вторую группу, мы решили возвращаться обратно. Вот тут-то моя слабость (болезнь) дала о себе знать…. Оказывается, возвращаться намного сложнее. Как я себя «ломала», чтобы преодолеть все те же самые участки. Только там где мы спускались, надо было подниматься, а там где поднимались – надо было спускаться. В голове промелькнул весь мат, который я знала. («Какого… я тут делаю? Что я тут потеряла? Какая, «нафиг», романтика?»). Я чувствовала себя виноватой, что торможу всю группу… и зачем меня поставили идти второй? (Поставили бы последней и оставили бы за не надобностью…) А что я испытала, когда мы возвращались через озеро… незабываемое ощущение, когда ты стоишь над озером и чувствуешь себя беспомощной... Левой рукой я держалась за веревку, правой упиралась в стену, обе ноги на краю маленького уступа (полки). В процессе движения ты понимаешь, что левая рука слабеет, а правой рукой ты не можешь найти, за что можно опереться или схватиться (и перчатки скользят с маленьких уступов). Ноги от страха не могу не то чтобы передвинуть вперед или назад, даже сдвинуть с места. Причем глядя вниз на озеро, ты еще вспоминаешь, что не умеешь плавать (одно радует, что я не боюсь высоты). Если мне скажут что у меня появились седой волос я не удивлюсь… Оказывается в таких ситуациях я истеричка. Я больше стонала, чем что-то делала… «Глаза бояться, а руки делают» – спасибо Олегу и Денису, которые подсказывали мне, куда и как надо двигаться. В какой-то момент, преодолев себя свой страх, начинаешь понимать, что спасение только в движении и двигаться необходимо только вперед. Выругавшись (не вслух), начинаешь заставлять себя сделать хоть какое-то минимальное, но обязательно верное движение. Шаг за шагом, сантиметр за сантиметром я двигалась. За что и была вознаграждена, тем, что не упала в озеро и смогла сделать небольшую передышку перед следующей битвой… Вторая битва, т.е. препятствие для меня было это спуск с высокого и сложного склона (если я на него еле взобралась, то слазить, как оказалось, с него еще гораздо сложнее). Руками необходимо было держаться (упираться) за стены, а сил уже практически не было… ноги скользили… в голове возникали мысли спрыгнуть... (Возможно, я бы так и сделала, если бы не угловатые камни. Страшно не как спрыгнуть, как сломать себе что-нибудь. Страх тормозил что-либо вообще делать. Не каждому захочется хромать или вообще ходить с палочкой). С другой стороны хотелось ни от кого не зависеть и слезть самой, но советы инструкторов не помогали. Страх и паника окончательно мной завладели и не давали возможности сделать правильное решение. Если бы не Алексей, который практически снял меня (мое тело) с этого склона, сидеть бы мне там до морковкиного заговенья. Как мне было стыдно, на тот момент, перед всеми, глядя, как другие участники группы практически с легкостью слезли с этого склона… К выходу из пещеры воздух стал прохладнее. Значит, осталось немного… но не тут то было… Взбираясь на следующий каменный отвес, я очень сильно ударилась левой коленкой о камень. Боль была жутко невыносимой. После такого двигаться вообще куда-либо не хотелось. Преодолевая боль, приходилось буквально ползти на коленках… Мне так хотелось зареветь не то что бы от боли, как из-за своей слабости, незащищенности, беспомощности и злобы на себя. Но испытав в своей жизни болевой шок, слезы, как на зло, не лились… Видимо, мой организм решил, что еще рано для слез… все серьезные испытания в этой жизни еще впереди… не уже ли есть еще хуже и ужаснее пещеры, чем эта?...не уже ли мне придется все еще раз это испытать?... Проход становился все уже, а воздух холоднее… еще пару шагов и ты видишь просветы солнечных лучей… выходя (а точнее сказать, выползая) из пещеры я радовалась что все страшное позади… Господи, я благодарна тебе, что я жива! (Первая мысль промелькнула в голове при полном вдохе чистого и свежего воздуха: «Что б я еще раз залезла в пещеру?! Да, ни за что! Хватит с меня и этого приключения!»). На лицах нашей группы были улыбки. Интересно чему они радовались? (Тому же, что и я?...). Поднявшись на то место, где стоял наш лагерь, мы начали быстро переодеваться. Сняв с себя куртку, брюки и резиновые сапоги, а также теплые кофту и штаны, я почувствовала, как холодный воздух начал пронизывал меня насквозь. Руки замерзали и не хотели быстро двигаться, что необходимо было в данном случае. Только надев теплый полукомбинезон и куртку, я начала потихонечку согреваться. Таким же быстрым темпом предстояло собрать и свой рюкзак. Только сейчас стояла задача, не то что бы правильно и красиво все уложить, а в том, что бы все эти же вещи как можно быстрее утрамбовать. Вторая группа нас догнала быстро. Денис, как в армии, отчитывал время, сколько нам отведено на сбор и на дорогу до автобуса. С одной стороны, казалось время предостаточно, но когда мы начали путь обратно, было ясно не мне одной, что усталость дала о себе знать, и идти быстро было тяжело. Если в начале пути к пещере мы шли все вместе, то сейчас все разбрелись практически по одному. Только выйдя на дорогу, и дождавшись всех, мы начали путь вместе. Как оказалось после такого испытания с горки идти нисколько ни легче. Хоть и «ноги бежали с горки сами по себе», но тяжелый рюкзак как якорь притормаживал. Дойдя до остановки всем было понятно, что на автобус мы явно опоздали. Но разве для нас это проблема после таких испытаний? Остановив газель, мы благополучно добрались до ближайшей ж/д станции. К счастью ждать электричку долго не пришлось. Устроившись в электричке, первым делом мы решили поесть. После таких испытаний еда организму была необходима. Не обращая внимания на удивленные взгляды окружающих, мы с аппетитом наворачивали за обе щеки все те же бутерброды и горячий чай. Никогда бы не подумала, что бутербродом можно наестся вдоволь. После таких испытаний организм просил сна. Почти все участники нашего приключения, хотя бы немножко, вздремнули. Путешествие приближалось к концу. Один за другим ребята выходили на своих остановках. До Перми II нас доехало половина группы (5 человек), но и тут мы разбрелись кто на автобус, кто на трамвай. Странно, но расставаться не хотелось… После всех этих испытаний я забыла даже про свою болезнь, да и не до нее было. В душе была какая-то легкость, чувство радости (счастья), удовлетворения, гордости, что я смогла пройти этот нелегкий для меня путь; даже рюкзак казался не таким тяжелым. Дома разбирая рюкзак и параллельно принимая лекарство, понимаешь, что твои мысли где-то далеко… там, где ты испытал те ощущения, те чувства, которые еще никогда не испытывал в своей жизни... Долгушева Анна, ПКС 2010